ТОП-5 кейсов недели

08 сентября, 2023

Что именно зацепило в информационной повестке топов банкротства на этой неделе.

В 2018 году ООО «Хотей» (покупатель) и ООО «Океанснаб» (поставщик) заключили договор поставки рыбопродукции.

Покупатель в соответствии с условиями договора перечислил на счет поставщика предоплату в размере 10 млн рублей. При этом поставщик в октябре 2018 года передал покупателю продукцию лишь на сумму 8,9 млн рублей.

В феврале 2022 года, ссылаясь на неисполнение ООО «Океанснаб» обязательства по поставке продукции в полном объеме, ООО «Хотей» направило поставщику претензию, в которой заявило отказ от исполнения договора, а также требование о возврате почти 1,1 млн рублей, перечисленных в качестве аванса. Поскольку поставщик претензию не исполнил, ООО «Хотей» обратилось с иском в суд.

Суд первой инстанции, с которым согласились апелляция и кассация, удовлетворил иск в заявленном размере (1,1 млн рублей), после чего ООО «Океанснаб» пожаловалось в Верховный суд, который решил рассмотреть этот спор. Судья ВС Д. В. Тютин счел доводы жалобы заслуживающими внимания и передал спор в Экономколлегию.

ВС напомнил, что установление срока исковой давности обусловлено необходимостью обеспечить стабильность гражданского оборота. Никто не может быть поставлен под угрозу возможного обременения на неопределенный срок, а должник вправе знать, как долго он будет отвечать перед кредитором. Все обстоятельства этого дела можно прочитать на портале PROбанкротство.

Дело «Хотей» vs «Океанснаб» интересно той линией толкования норм о сроке исковой давности, которую высшая судебная инстанция задает на примере несложного с точки зрения фактов договорного спора. Пропуск срока — самостоятельное основание для отказа в иске, даже когда по существу справедливость на стороне истца. Истец должен помнить — «закон любит бодрствующих», а правопорядок нуждается в стабильности.

— Евгения Червец, юрист, управляющий партнер московского офиса Коллегия адвокатов «Регионсервис»

АО «НИПИгазпереработка» выполняло для ООО «Морское строительство и технологии» подрядные работы. Часть работ оплачена не была, и подрядчик потребовал взыскать их стоимость в суде. Суд первой инстанции, с которым согласились апелляция и кассация, удовлетворил требования истца частично. ООО «Морское строительство и технологии» пожаловалось в Верховный суд, указав, что для завершения работ компания привлекла другого подрядчика, расходы на которого нужно квалифицировать для их уменьшения (сальдирования) на причитающуюся подрядчику итоговую денежную сумму за выполненные работы. В итоге ВС отменил акты нижестоящих судов и направил спор на новое рассмотрение в суд первой инстанции (дело № А56-59474/2019). Описание этого кейса можно найти на портале PROбанкротство.

По мнению Андрея И, Верховный суд последовательно продолжает отходить от практики применения зачета как правового инструмента по прекращению взаимных обязательств, имеющего ограничения к применению при возбуждении судопроизводства по разрешению спора, к сальдированию — то есть к математической операции по взаимному перерасчету встречных требований, вытекающих из отношений сторон. 

Верховный суд неспроста неоднократно указывает на то, что ключевым является не договор, а то, вокруг чего взаимные обязательства возникают — а это может быть объект строительства, отношения вокруг которого могут быть обусловлены заключением массы договоров, а также внедоговорными отношениями, в конкретном случае — убытками, вытекающими из замещающей сделки. 

Но как оценить реальный размер возникшего убытка для целей сальдирования? Верховный суд указывает, что для сальдирования убытков против основного требования не надо идти в суд , а нужно заявить о них в рамках рассмотрения иска о взыскании, как мы бы могли заявить о наличии математической ошибки в расчетах истца, который, например, не учел несколько подписанных или оплаченных актов. 

«Верховный суд указывает,  что суды должны оценить размер убытка, чтобы ни у одной из сторон не возникло неосновательного обогащения. Однако инструментария к тому ВС РФ никакого не дает. Считаю, что это скорее положительный подход, который в таких сферах, как подряд, лизинг или даже поставка, может существенно снизить количество лишних исков, поможет быстрее разрешать дела и определять итоговые суммы задолженностей без применения зачета и его ограничений. Будем с нетерпением ждать развития этого инструмента в делах о банкротстве, и не только на этапе рассмотрения обоснованности требования кредитора, но и фиксации изменения размера требований уже включившихся кредиторов, если на более поздних этапах будет выясняться, что требования изначально подлежали сальдированию и уменьшению.» — Андрей И, управляющий партнер Юридическая компания «Бендерский и партнеры».

ФНС доначислила и взыскала в суде с ООО «Северспецстрой» налоги, пени и штрафы. Однако впоследствии в рамках процедуры банкротства ООО «Северспецстрой» конкурсный управляющий подал заявление о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности. КДЛ, желая защититься от возможной субсидиарной ответственности, обратились в окружной суд с кассационными жалобами на постановление апелляционного суда, вынесенное по спору ФНС и ООО «Северспецстрой». Но окружной суд возвратил кассационные жалобы. Тогда КДЛ пожаловались в Верховный суд, который отменил определения окружного суда и направил спор на новое рассмотрение в суд округа (дело № А59-6596/2019). Подробнее об этом деле читайте на портале PROбанкротство.

После принятия Федерального закона от 21.11.2022 № 452-ФЗ «О внесении изменений в ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»», считает Зоя Галеева, судебная практика по вопросу защиты КДЛ своих прав не стала более стабильной и однозначной. Хотя в целом процессуальные права КДЛ были значительно расширены уже после принятия Постановления КС РФ 49-П от 16.11.2021 года. 

«Если в рамках дел о банкротстве лиц, которые могут быть привлечены к субсидиарной ответственности, получили гарантии защиты своих прав, то вне процедуры крайне часто встречаются дела, где суды отказывают КДЛ в защите прав по различным основаниям. Например, в деле № А45-9575/2022 суд кассационной инстанции указал, что на момент проведения камеральной проверки КДЛ занимал должность генерального директора компании и имел возможность защитить свои права, оставив в силе судебные акты, которыми было отказано в принятии апелляционной жалобы. Данный подход не согласуется с общей тенденцией, формируемой ВС РФ и КС РФ. В частности, еще в Определении ВС РФ № 310-ЭС19-28370 от 6 марта 2023 года КДЛ были наделены правом на обжалование судебного акта, на основании которого возникло требование кредитора (налоговой) вне рамок дела о банкротстве. Указанная позиция нашла отражение в Обзоре судебной практики ВС РФ № 2, утв. Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 19 июля 2023 года. Представляется, что обеспечение и регламентация защиты прав КДЛ вне рамок дела о банкротстве так же важна, как и возможность участия в обособленных спорах в деле о банкротстве для предоставления возражений на предъявленные требования и уменьшения размера и состава субсидиарной ответственности.» — Зоя Галеева, управляющий партнер Юридическая компания «Центр по работе с проблемными активами».

ООО «ПромОборудование» было признано банкротом. При этом конкурсный управляющий, разыскивая активы должника, получил от Сбербанка сведения о заключении ООО «ПромОборудование» (покупателем) и компанией Tehnologia LTD. STI. (продавцом) 50 договоров купли-продажи недвижимого имущества, предметом которых является продажа должнику расположенных в турецкой Анталии объектов недвижимости (апартаментов). В договорах было указано, что компания Tehnologia LTD. STI. является собственником этой недвижимости.

В счет оплаты по договорам за период с 01.12.2014 по 10.03.2015 с расчетного счета ООО «ПромОборудование» в пользу продавца было перечислено 24,6 млн долларов.

Однако компания Tehnologia LTD. STI. свои обязательства по договорам не исполнила, так и не передав недвижимость ООО «ПромОборудование». При этом доказательства того, что спорные деньги были перечислены компании Tehnologia LTD. STI. с соответствующим назначением платежа в счет приобретения у последней недвижимого имущества, отсутствуют.

Конкурсный управляющий потребовал в суде признать спорные договоры и перечисления 24,6 млн долларов недействительными, а также применить последствия недействительности сделок.

Суд первой инстанции, с которым согласились апелляция и кассация, при новом рассмотрении удовлетворил заявление КУ частично, признав сделки недействительными, но отказав в применении последствий недействительности сделок.

КУ ООО «ПромОборудование» пожаловался в Верховный суд, который отменил акты нижестоящих судов и направил спор на новое рассмотрение в суд первой инстанции (дело № А41-15848/2017). Все обстоятельства кейса можно прочитать на портале PROбанкротство.

«В указанном обособленном споре ВС напомнил, что любые действия в деле о банкротстве имеют определенную цель: фактический возврат имущества / денежных средств в конкурсную массу. И отказ судов по формальным соображения проводить полную и глубокую проверку турецкой компании лишает оспаривания сделок их смысла. Тем более что в ходе исследования возможно выявление подлинных конечных получателей активов или подлинное местонахождение этих активов, что позволит предпринимать меры по их взысканию. Нередко в таких ситуациях с «иностранной формой» видны «чисто российские следы». И возможно нахождение вариантов взыскания уже на территории РФ, что только укрепляет защищенность кредиторов. Нижестоящие суды как будто очутились в начале 2010-х, когда преобладал формальный подход: «есть процессуальная норма, выполнили, дальше не идем». Поэтому определение ВС РФ следует полностью поддержать.» — Вячеслав Голенев, адвокат, управляющий партнер Адвокатское бюро «Адвокаты: Голенев и Партнеры».

В октябре 2019 года ООО «ВиваСити» подало заявление о банкротстве ООО «РедСис». Кредитор предложил утвердить временным управляющим должника Михаила Ясенкова, но суд возвратил заявление по ходатайству ООО «ВиваСити».

Затем суд рассмотрел еще несколько заявлений кредиторов об инициировании банкротства ООО «РедСис». В итоге наблюдение было введено по заявлению ООО «Холдинг Гефест», а временным управляющим утвержден все тот же Михаил Ясенков. При этом суд также принял к рассмотрению заявление банка «Траст» с требованием к должнику в размере 5,8 млрд рублей.

В дальнейшем ООО «Холдинг Гефест» было заменено на правопреемника — АО «Компания АКС». Тогда же суд принял к рассмотрению заявление банка «Возрождение» с требованием в размере 1,8 млрд рублей.

В дальнейшем на собрании кредиторов было принято решение об открытии конкурсного производства и утверждении Михаила Ясенкова конкурсным управляющим. Суд первой инстанции согласился с решением собрания кредиторов и ввел конкурсное производство, утвердив Ясенкова конкурсным управляющим.

В 2022 году апелляционный суд отменил решение суда первой инстанции в части утверждения конкурсным управляющим должника Михаила Ясенкова. Однако окружной суд постановление апелляции отменил и оставил в силе определение об утверждении Ясенкова КУ.

После чего «БМ-Банк», Промсвязьбанк и банк «Траст» пожаловались в Верховный суд, который отменил решение суда первой инстанции в части утверждения Михаила Ясенкова конкурсным управляющим ООО «РедСис» (дело № А56-108239/2019). Подробности кейса читайте на портале PROбанкротство.

Верховный суд РФ, считает Денис Шашкин,  в определении обозначил справедливую позицию, которая направлена на защиту интересов всех кредиторов. Исследование судами личности арбитражного управляющего и интересов всех кредиторов, а также возможной аффилированности с одними из них позволяет более объективно и всесторонне проводить процедуру. Безусловно, должен применяться баланс интересов между кредиторами и управляющим.

«При этом остаются за пределами разъяснения выводы об интересах должника. Хотя о нем тоже можно было бы упомянуть. На практике нередко оказывается, что аффилированный с кредиторами управляющий работает против должника. При этом закон о банкротстве указывает на необходимую объективность и соблюдение баланса интересов всех участников процесса. Будем надеяться, что у ВС появятся позиции и в отношении ситуаций аффилированности кредиторов и управляющего против должника или лица, привлекаемого к субсидиарной ответственности. У нас в производстве сейчас как раз подобное дело, с которым мы идем в кассацию.» — Денис Шашкин, адвокат, управляющий партнер Юридическая компания «Шашкин и Партнеры» (ШИП).

Если у вас есть какие-либо вопросы по этому материалу, свяжитесь с нами любым удобным способом:
Евгения Червец
Управляющий партнер офиса Коллегии в г. Москве, руководитель практик «Корпоративное право/сделки слияния и поглощения», «Разрешение споров»