Подождите, идет загрузка...

Пресс-центр

13.05.2021г.

Мусорный раздел. Почему в Сибири растет количество незаконных свалок

В Кузбассе ежегодно образуется почти 790 тысяч тонн твердых коммунальных отходов (ТКО), большая часть которых приходится на многоквартирные и индивидуальные жилые дома. И лишь десять процентов этого объема перерабатывают. В то же время территориальная схема обращения с ТКО не предусматривает путей экономического стимулирования физических и юрлиц к раздельному сбору и накоплению мусора, а также конкретных мер по рекультивации бывших свалок.

Размещение на полигонах — по-прежнему основной способ утилизации бытовых отходов в Сибири. И общая площадь полигонов, как правило, негативно влияющих на окружающую среду, продолжает увеличиваться. Счетная палата РФ, проанализировав ситуацию с ТКО в Кузбассе, выделила несколько характерных недостатков — в том числе и отсутствие мер по сокращению объемов образования отходов.

Бизнес, ориентированный на потребителя, в регионе развивается активно, а значит, объемы мусора будут расти. Из 67 проанализированных Счетной палатой комплексных региональных программ обращения с отходами производства и потребления проблема их раздельного сбора решена (в основном мерами экономического стимулирования) лишь в половине. Кузбасс в эту группу не входит. Ведь 3,7 миллиарда из 3,8 миллиарда рублей, предусмотренных на реализацию областной программы до 2026 года, — внебюджетные средства. А никаких внятных мер экономического стимулирования в этой программе эксперты не обнаружили.

Нет и однозначного ответа на вопрос, где и сколько несанкционированных свалок выявлено (особенно в гектарах), какими силами они ликвидированы и рекультивированы. Данные контролирующих органов на этот счет не совпадают с данными муниципалитетов.

Ясность относительно выполнения Кузбассом подпроекта «Чистая страна» национального проекта «Экология» внесла представитель областного минприроды Оксана Миняева. Чтобы федеральное министерство рассмотрело возможность выделения средств на ликвидацию той или иной незаконной свалки, эти объекты накопленного вреда сначала нужно включить в государственный реестр. Пока в нем значатся лишь полигон ТКО в поселке Верх-Чебуле и участок под полигон в Прокопьевском районе. В перспективе возможно включение еще двух участков в Кировском и Заводском районах Кемерова, а также пары свалок в Таштагольском и Новокузнецком районах области.

О формировании культуры обращения с отходами у граждан чиновники тоже не забывают: проводят экологические акции, квесты и разъяснительную работу. К слову, представитель регионального оператора по северу Кузбасса «Чистый город Кемерово» Ольга Семененко призналась, что жителей частного сектора уже даже призывают складировать золу и шлак в мусорные контейнеры, перемешивая их с ТКО. Это единственный способ начать вывозить отходы, не охваченные законодательством.

— Для расчета тарифов на их вывоз мы предлагаем узаконить не только золошлаки, но и прочие виды «нестандартных» отходов. В том числе деревья и ботву, которые тоже к ТКО не относятся. Только тогда регоператоры будут обязаны с ними работать. Правда, кроме изменения тарифов, потребуется дополнительное обустройство контейнерных площадок. Потому что для сбора золы нужны отдельные емкости, — подчеркивает исполнительный директор Ассоциации «Совет муниципальных образований Кузбасса» Владислав Овчинник.

Случаи возгорания пластиковых контейнеров из-за высыпанной в них горячей золы или тлеющих окурков, увы, не редкость. А ведь контейнеры и так нынче в дефиците, особенно в сельской местности. И это, как и отсутствие ограждения с санитарной зоной у полигонов ТКО, подтверждают регулярные проверки Роспотребнадзора. Тогда как, по словам представителя регионального управления Россельхознадзора Сергея Загорского, до 2015 года, пока у ведомства были необходимые полномочия, оно каждой весной выявляло по 200-300 свалок в населенных пунктах. И все они быстро уничтожались силами муниципалитетов, которые также устанавливали контейнеры под мусор.

С тех пор ситуация сильно изменилась. Компания «Экотек» — регоператор по югу Кемеровской области — с 2018 года ликвидировала почти двести мест несанкционированного размещения отходов. Хотя официальных полномочий на это не имеет.

— По закону, мы информируем Роспотребнадзор, собственника земельного участка и орган местного самоуправления. А когда ликвидируем свалку сами, то предъявляем муниципалитету расходы, в том числе и через суд, — уточнил заместитель управляющего директора компании Иван Журавлев.

По его мнению, на рост количества стихийных свалок напрямую влияет отсутствие официальных списков всех проживающих в доме (ни в системе «ГИС-ЖКХ», ни в базе Росреестра исчерпывающей информации не найти). Поскольку места накопления ТКО организуют именно с учетом этого количества. Еще сложнее — с частным сектором и садовыми товариществами, возле которых свалок образуется больше всего.

Потому рассчитать и спланировать реальный объем образуемых отходов регоператоры сегодня не могут. Учитывая, что они еще и каждый день получают сведения о том, что на так называемых закрытых полигонах продолжают складировать не только коммунальные, но и промышленные отходы.

— В областную территориальную схему включено чуть меньше двадцати подобных мест. И только два получили положительное экологическое заключение на вывод из эксплуатации. А в Тайге, Краснобродском, Осинниках есть полигоны, которые уже официально не эксплуатируются как исчерпавшие проектную вместимость и больше никому не принадлежат. Эти бесхозяйные объекты на балансе у муниципалитетов периодически возгораются, загрязняя атмосферу. Местным администрациям выдают предписания, но они реагировать не спешат, — доложила представитель Южно-Сибирского управления Росприроднадзора Светлана Овчинникова.

В свою очередь, прокурор отдела управления по надзору за исполнением федерального законодательства областной прокуратуры Станислав Коледенко напомнил, что если собственник отходов неизвестен, то несанкционированную свалку должен ликвидировать владелец земли. А если такового нет либо участок муниципальный, то данная обязанность ложится на органы местного самоуправления. Вот только средства на эти цели в бюджет закладывает далеко не каждый населенный пункт.

— Проблема в том, что на муниципалитеты возложена масса обязанностей, никак финансово не обеспеченных. Поэтому и было предложено на федеральном уровне наделить органы местного самоуправления полномочиями по муниципальному контролю действий регоператоров, включая вывоз отходов, содержание контейнеров и мусоросборников в исправном состоянии, — добавил Владислав Овчинник. — Есть предложение — внедрить обязательный механизм сортировки и раздельного сбора ТКО, а также направлять часть прибыли регоператоров на строительство сортировочных полигонов, мусороперерабатывающих заводов и развитие технологий изготовления экологичной упаковки. Нужны и дополнительные налоговые льготы для переработчиков мусора с отсрочкой уплаты налога на имущество на время строительства перерабатывающих предприятий. Регоператоры, которым действительно необходимы меры экономического стимулирования, эти предложения уже поддержали.

Андрей Переладов, председатель комиссии Общественной палаты Кузбасса по безопасности и взаимодействию с правоохранительными органами и ОНК:

— Болезненный и щепетильный вопрос селекции отходов и их раздельного сбора пока не получил законодательного разрешения. В нормативных актах эта опция есть лишь в качестве пожелания, а обязанность по сбору мусора таким способом ни на кого прямо не возложена. Понятно, почему законодатель на это не пошел: затраты слишком большие. Включить в тариф расширение технологического процесса сбора ТКО и их транспортировки, выделение дополнительных площадей и техники государство не готово. Сейчас обязанности по раздельному сбору мусора нет ни у тех, кто этот мусор генерирует, ни у тех, кто его собирает, перевозит и хранит. Поставленная государством задача — наладить внятную систему управления отходами — упирается именно в это. А с другой стороны, без раздельного сбора мусора все потуги сделать эффективной деятельность по его переработке будут иметь очень низкий КПД.

Между тем, в Ижморском районе вообще нет официально определенного места захоронения отходов. Как, впрочем, и в Чебулинском. Мусор, согласно территориальной схеме, следует отвозить на ближайший полигон в Мариинск. Напрашивается вопрос: а выгодно ли это бизнесу? И еще: по словам Ольги Семененко, продукцию из отсортированных отходов в Кемерове сегодня производят всего два предприятия. Все остальное вторсырье возили в Новосибирск, Иркутск, Красноярск и другие города. Но все, кто занимался транспортировкой, постепенно прекратили деятельность из-за нерентабельности.


Следующая запись Губернатор Сергей Цивилев встретился с руководством регионального Совета отцов и детским омбудсменом Кузбасса Читать запись
Использование Cookies
Мы используем cookies, чтобы обеспечить максимальное удобство посетителей и лучшую работу сайта. Сookies — это небольшие файлы, состоящие из букв и цифр. Они сохраняются на вашем компьютере или другом устройстве для сбора информации о пользовании сайтом (в том числе представленными на нем сторонними сервисами). Нажимая «Принять», вы соглашаетесь с использованием cookies, если позже не решите их отключить. Пожалуйста, обратите внимание: при удалении или отключении наших cookies вы можете столкнуться с перебоями или ограничениями работы некоторых функций.
Принимаю Узнать о cookies больше Как удалить cookies