Подождите, идет загрузка...

Пресс-центр

24.06.2019г.

LEGAL ALERT*

Верховный суд Российской Федерации разграничил понятие неразумности и недобросовестности должника, в рамках процедуры банкротства физического лица.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации рассмотрела дело № А41-20557/2016 по жалобе Киреева С.Н. на определение Арбитражного суда Московской области от 29.06.2018, постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 10.09.2018 и постановление Арбитражного суда Московского округа от 21.11.2018 в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) Киреева С.Н. (далее - Должник).

Определением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлениями судов апелляционной инстанции и округа, процедура реализации имущества завершена без применения правил об освобождении Должника от исполнения обязательств.

Верховный суд Российской Федерации отменил судебные акты нижестоящих инстанций и направил обособленный спор на новое рассмотрение указав, что основной задачей института потребительского банкротства является социальная реабилитация гражданина – предоставление ему возможности заново выстроить экономические отношения, законно избавившись от необходимости отвечать по старым обязательствам, что в определенной степени ущемляет права кредиторов должника. В связи с этим к гражданину-должнику предъявляются повышенные требования в части добросовестности, подразумевающие помимо прочего честное сотрудничество с финансовым управляющим и кредиторами, открытое взаимодействие с судом.

В соответствии с п. 4 ст. 213.28 Закона о банкротстве, освобождение гражданина от обязательств не допускается, если при возникновении или исполнении обязательств перед кредиторами он действовал недобросовестно (в частности, осуществлял действия по сокрытию своего имущества, воспрепятствованию деятельности арбитражного управляющего). В то же время, принятие на себя непосильных долговых обязательств из-за необъективной оценки собственных финансовых возможностей и жизненных обстоятельств не может являться основанием для неосвобождения от долгов.

В отличие от недобросовестности, неразумность поведения физического лица сама по себе таким препятствием не является. 

В рассматриваемом случае анализ финансового состояния Должника признаков преднамеренного и фиктивного банкротства не выявил; сокрытие или уничтожение принадлежащего должнику имущества, равно как сообщение им недостоверных сведений финансовому управляющему также установлено не было.

Верховный суд Российской Федерации отметил, что должник при получении кредитов предоставлял банкам полные и достоверные сведения о своем финансовом состоянии, имел в данный период времени стабильный и достаточный для своевременного возврата кредитных средств доход, осуществлял платежи в установленный срок, а прекращение расчетов с кредиторами за три месяца до возбуждения дела о банкротстве было вызвано объективными причинами – снижением оклада более чем на 30%

Кроме того, суд подчеркнул, что банки, являясь профессиональными участниками кредитного рынка, имеют широкие возможности для оценки кредитоспособности гражданина, в том числе путем разработки стандартных форм кредитных анкет-заявок, заполняемых их потенциальным заемщиком на стадии обращения в банк. Одновременно банки вправе запрашивать информацию о кредитной истории клиента в соответствующих бюро на основании Закона о кредитных историях.

Соответственно, при положительном решении о выдаче кредита, основанном на достоверной информации гражданина, последующая ссылка банка на неразумные действия заемщика, взявшего на себя чрезмерные обязательства в отсутствие соответствующего источника погашения кредита, не может быть принята во внимание для целей применения положений п. 4 ст. 213.28 Закона о банкротстве.

Последовательное наращивание гражданином кредиторской задолженности путем получения денег в различных банках может быть квалифицировано как его недобросовестное поведение, влекущее отказ в освобождении гражданина от обязательств, лишь в случае сокрытия им необходимых сведений (размер дохода, место работы, кредитные обязательства в других кредитных организациях и т.п.) либо предоставления заведомо недостоверной информации.

Как указал суд, в рассматриваемом деле нижестоящие суды не проверили доводы Банка о представлении должником недостоверных сведений при обращении за получением кредитов. В связи с этим вывод судов о неприменении в отношении должника правил об освобождении от дальнейшего исполнения обязательств является преждевременным.

Данным Определением Верховный Суд Российской Федерации по существу указал на то, что неразумное поведение должника-банкрота не всегда свидетельствует о его недобросовестности, в связи с чем не может являться препятствием для применения в отношении должника правил об освобождении от дальнейшего исполнения обязательств.

*Данный материал подготовлен исключительно в информационных и/или образовательных целях и не является юридической консультацией или заключением. Коллегия адвокатов «Регионсервис», ее руководство, адвокаты и сотрудники не могут гарантировать применимость такой информации для Ваших целей и не несут ответственности за Ваши решения и связанные с ними возможные прямые или косвенные потери и/или ущерб, возникшие в результате использования содержащейся в данных материалах информации или какой-либо ее части.


Следующая запись LEGAL ALERT* Читать запись
Использование Cookies
Мы используем cookies, чтобы обеспечить максимальное удобство посетителей и лучшую работу сайта. Сookies — это небольшие файлы, состоящие из букв и цифр. Они сохраняются на вашем компьютере или другом устройстве для сбора информации о пользовании сайтом (в том числе представленными на нем сторонними сервисами). Нажимая «Принять», вы соглашаетесь с использованием cookies, если позже не решите их отключить. Пожалуйста, обратите внимание: при удалении или отключении наших cookies вы можете столкнуться с перебоями или ограничениями работы некоторых функций.
Принимаю Узнать о cookies больше Как удалить cookies