Подождите, идет загрузка...

Пресс-центр

19.09.2022г.

Суд разрешил управляющему россиянина-банкрота потратиться на австралийских адвокатов

Чтобы включить в конкурсную массу Игоря Дорохова его квартиру в Австралии, суд одобрил превышающие 11 тыс. долларов траты на перевод и доставку документов, а также услуги австралийских юристов.

Арбитражный суд Приморского края  удовлетворил заявление Дмитрия Наумца, финансового управляющего признанного банкротом Игоря Дорохова, о компенсации из конкурсной массы должника трат, связанных с обращением взыскания на его квартиру в городе Голд-Кост (Австралия).

Речь о следующих тратах:

  • 31,4 тыс. рублей за перевод текста (в том числе судебные акты), с последующим нотариальным заверением и консульской легализацией;

  • 3,5 тыс. рублей за оплату услуг транспортной компании;

  • 1,44 тыс. долларов США за подачу заявления о наложении «Caveat» (запрет на совершение регистрационных действий);

  • 1,5 тыс. долларов США - предоплата по соглашению с юридической компанией EnterpriseLaw о расходах за подачу заявления в Верховный суд штата Виктория о признании Дмитрия Наумца управляющим имуществом Игоря Дорохова;

  • 8,1 тыс. долларов США (на дату перевода денежных средств) - денежные средства по соглашению с юридической компанией EnterpriseLaw о расходах.

Суд согласился (дело А51-3180/2019), что эти траты вызваны необходимостью осуществления финансовым управляющим возложенных на него обязанностей с учетом достаточности у должника Игоря Дорохова денег для оплаты расходов.

Интересно, что перед тем, как обратиться за одобрением расходов в Приморский арбитражный суд, Дмитрий Наумец успел потратить деньги на перевод, нотариальное заверение и консульскую легализацию документов, услуги транспортной компании, а также внес предоплату в размере 1,5 тыс. долларов США и оплатил 1,44 тыс. долларов США за подачу заявления о наложении «Caveat» (запрет на совершение регистрационных действий).

Почему это важно

Старший юрист Tomashevskaya & Partners Ксения Томилина отметила, что определение Арбитражного суда Приморского края содержит два аспекта, на которых следует сделать акцент:

  1. Привлеченные финансовым управляющим третьи лица являлись юристами, квалифицированными по иностранному праву, и привлекались для обращения взыскания на заграничное имущество должника.

  2. Финансовый управляющий обратился в суд с заявлением об утверждении расходов уже после того, как эти расходы были понесены.

По словам Ксении Томилиной, в силу экономической свободы перемещения капитала, у многих должников – как юридических, так и физических лиц – может быть заграничное имущество, которое должно входить в конкурсную массу, но распоряжение им затруднено из-за его первоначальной территориальной недосягаемости для арбитражного управляющего.

«В отличие от арбитражного управляющего, привлечение «местных» юристов, разбирающихся в особенностях применения права места нахождения имущества должника, выглядит абсолютно логичным и разумным шагом. На наличие специальных познаний как критерий обоснованности привлечения третьего лица обращает внимание и Арбитражный суд Приморского края. В самом деле, в отсутствие знаний об иностранном праве самостоятельные действия арбитражного управляющего по обращению взыскания на имущество должника порождают риск не только затягивания процедуры, в том числе связанный с выполнением формальностей по легализации российских документов, но и недостижения желаемого результата.» – Ксения Томилина, старший юрист Tomashevskaya & Partners.

Вместе с тем, подчеркнула Ксения Томилина, прежде чем принимать решение о походе в иностранную юрисдикцию, арбитражному управляющему необходимо предварительно прозондировать почву и выяснить, возможно ли в целом будет обратить взыскание на имущество должника, и посредством какой процедуры можно этого добиться. Например, это можно сделать путем:

  • признания основного иностранного производства на основании положений Модельного закона ЮНСИТРАЛ о трансграничной несостоятельности (как это имело место в анализируемом деле);

  • признания основного иностранного производства и открытия самостоятельного банкротного производства в месте нахождения имущества должника;

  • признания иностранного судебного акта о наделении арбитражного управляющего соответствующими полномочиями, не требующего принудительного исполнения.

Также Ксения Томилина обратила внимание на креативность как финансового управляющего, так и Арбитражного суда Приморского края. «Так, п. 6 ст. 213.9 закона о банкротстве прямо предусматривает механизм предварительного контроля привлечения третьих лиц. В анализируемом же деле финансовый управляющий сначала произвел расходы, связанные с привлечением третьих лиц, и только потом обратился в суд за их утверждением. Однако полагаю, что суд правильно разобрался в обстоятельствах дела. Когда речь идет о принятии срочных мер, направленных на сохранение имущества должника в составе конкурсной массы (что имело место в анализируемом деле: наложение запрета на совершение регистрационных действий явно имело целью не допустить отчуждение должником недвижимости), проявление инициативы будет вполне уместно», - отметила Ксения Томилина.

Впрочем, в случаях, когда оперативное вмешательство не требуется, во избежание рисков неодобрения понесенных расходов арбитражному управляющему желательно придерживаться установленной Законом о банкротстве процедуры, указала Ксения Томилина: «С учетом активности конкурсных кредиторов и степени их контроля за ходом банкротства, вопрос инициирования зарубежных судебных процедур предпочтительнее выносить на предварительное согласование на собрании кредиторов с определением конкретных параметров несения затрат. Например, установление предельных сумм расходов, утверждение конкретных «подрядчиков», утверждение критериев выбора «подрядчика». Получение предварительного одобрения на привлечение иностранных третьих лиц и установление четких критериев несения расходов на оплату их услуг представляют собой меры, достаточные для минимизации рисков оспаривания действий арбитражного управляющего».

Партнер ProLegals Елена Кравцова также отметила, что закон о банкротстве позволяет финансовому управляющему производить расходы на привлеченных специалистов, если доказана их необходимость для пополнения конкурсной массы. 

«Проблема по подобным делам заключается как в высокой стоимости услуг иностранных юристов и ограниченности конкурсной массы, так и в тщательном просчете необходимости инициирования таких споров. Ведь в иностранном суде необходимо доказать факт уведомления должника о наличии разбирательств в России, а поскольку такие должники (имеющие активы за рубежом) часто покидают территорию РФ, то вопрос об их уведомлении может стоять очень остро, в связи с этим не всегда удается привести в исполнение решение суда в иностранной юрисдикции.» – Елена Кравцова, партнер юридическая фирма ProLegals.

По словам Елены Кравцовой, российские суды по вопросам привлечения финансовым управляющим специалистов чаще занимают позицию, что управляющий сам «и швец, и жнец, и на дуде игрец». «Однако без привлечения иностранных юристов невозможно получить актив за рубежом. Это территории иностранного законодательства, чаще всего имеются ограничения, по которым только адвокаты данной юрисдикции имеют право представлять интересы, а фигура финансового управляющего не всегда понятна иностранным судам, поскольку во многих юрисдикциях она в принципе отсутствует. Но на сегодняшний дел аналогичным вопросом заинтересовался Верховный суд РФ, дело по спору о привлечении иностранных юристов по делу № А40-153465/2016 (банкротство Д. Барченкова) передано в Экономическую коллегию ВС РФ (подробности в статье:  Вправе ли арбитражный управляющий пользоваться услугами иностранных юристов?). Есть основания предполагать изменение подходов судов к этому вопросу и упрощение привлечения иностранных юристов. Главными критериями при разрешении подобных вопросов является предварительный юридический анализ по праву иностранной юрисдикции, позволяющий сделать вывод об успешности процесса обращения взыскания, а также наличие целесообразности исходя из размера затрат и полученных от реализации актива средств», - отметила Елена Кравцова.

Адвокат, юрист практики разрешения споров и банкротства BGP Litigation Антон Батурин считает позицию Приморского арбитражного суда полностью обоснованной («ее следует всячески поддержать»). 

«Российский арбитражный управляющий не обязан знать иностранное право и иностранный язык. Если он будет самостоятельно пытаться совершить процессуальные действия за рубежом, то он может пропустить установленные сроки, нарушить форму предоставления документов, и это может принести убытки конкурсной массе. Кроме того, в некоторых правопорядках существует адвокатская монополия, и поэтому управляющий в принципе не может сам совершать в них определенную часть процессуальных действий.» – Антон Батурин, адвокат, юрист юридическая фирма BGP Litigation.

Однако, по словам Антона Батурина, позиция большинства российских судов по вопросу обоснованности оплаты привлеченных лиц зачастую является издевательской по отношению к управляющим. «Своего апофеоза эта позиция достигла в деле о банкротстве Барченкова (А40-153465/2016), где суды трех инстанций не сочли необходимым привлекать иностранных юристов для приведения в исполнение российских судебных актов в Германии и Испании, и для обеспечения возврата в конкурсную массу недвижимости, расположенной в этих странах. Суды не усмотрели особой сложности в этом вопросе и посчитали, что недостаток собственных знаний арбитражного управляющего, либо его нежелание лично исполнять возложенные на него законом обязанности не могут быть компенсированы за счет средств должника. По мнению судов все данные действия должны быть выполнены управляющим за установленное законом вознаграждение (25 тыс. руб. за процедуру). К счастью, этот спор передан на рассмотрение СКЭС Верховного Суда, который скорее всего отменит такие абсурдные судебные акты», - отметил Антон Батурин.

Учитывая такое отношение судов, рассказал Антон Батурин, в абсолютном большинстве случаев привлечение управляющим иностранных юристов происходит за счет мажоритарного кредитора, согласившегося финансировать такие мероприятия. «Вместе с тем можно сказать, что в практике пробиваются ростки разумного подхода. Иллюстрацией этого служит не только комментируемое дело. Например, в деле о банкротстве Габова (А50-17603/2017) суд согласился с требованием управляющего привлечь иностранных юристов для сопровождения обращения взыскания на недвижимость в Италии исходя из того, что стоимость этой недвижимости была во много раз больше стоимости услуг юристов. Суды разрешили управляющему привлекать иностранных юристов и в деле N А60-36246/2018 при условии наличия в конкурсной массе достаточных денежных средств», - подытожил Антон Батурин, указав, что обычно управляющие перестраховываются и предварительно просят санкции суда на привлечение иностранных юристов, подавая ходатайство о разрешении разногласий или ходатайство об утверждении расходов

Старший юрист КА «РегионСервис» Дмитрий Волосов считает позицию Арбитражного суда Приморского края оправданной. 

«Арбитражный управляющий не является специалистом по иностранному праву. К тому же выполнение им самостоятельных функций по ведению судебных процессов в иностранных юрисдикциях без привлечения местных юристов может быть, в принципе, невозможно. В связи с этим, может возникнуть парадоксальная ситуация. Кредиторы могут обязать арбитражного управляющего привлечь иностранные юридические фирмы для помощи в розыске активов Должника за рубежом, однако в последующем суд может не утвердить данные расходы. Именно такой кейс будет рассмотрен Верховным Судом РФ 06.10.2022 по делу №А40-153465/2016. Скорее всего тут должна действовать норма п. 7 ст. 20.7 закона о банкротстве, где сказано о том, что оплата услуг лиц, решение о привлечении которых принято собранием кредиторов, осуществляется за счет средств кредиторов, проголосовавших за такое решение.» – Дмитрий Волосов, старший юрист коллегия адвокатов «Регионсервис».

Советник Orchards Азат Ахметов считает позицию суда в данном деле вполне обоснованной, поскольку благодаря предпринятым действиям арбитражного управляющего конкурсная масса Должника должна быть пополнена на значительную сумму, при этом в конкурсной массе Должника имелись необходимые денежные средства для оплаты таких расходов.

«Такая позиция также подтверждается и судебной практикой. Так, ВС РФ в Определении от 17.08.2022 № 305-ЭС21-1719(2) по делу № А40-153465/2016 учел доводы арбитражного управляющего о нахождении имущества должника, сделки по отчуждению которого оспорены, за пределами Российской Федерации (на территории Германии и Испании), отсутствии у управляющего квалификации юриста по иностранному праву, невозможности выполнения необходимого для возврата имущества и его последующей реализации объема работы без привлечения иностранных специалистов, и передал его жалобу с материалами дела для рассмотрения в судебном заседании. В Определении Арбитражного суда Ростовской области от 18.08.2021 по делу № А53-32687/2017 также сделан вывод об обоснованности привлечения в рамках дела о банкротстве ООО «Палмали» иностранных специалистов по поиску имущества на территории Турции (детективов) для целей выявления на территории Турции имущества привлекаемого к субсидиарной ответственности по обязательствам ООО «Палмали» лица - Мансимова Мубариза Гурбаноглу, а также имущества подконтрольных последнему турецких компаний и оплате услуг детективов за счет конкурсной массы ООО «Палмали» в размере, не превышающим 4000 долларов США в отношении каждого юридического или физического лица.» – Азат Ахметов, cоветник юридическая фирма Orchards.

По словам старшего юриста Консалтинговой группы РКТ Дианы Варданян, принимая во внимание специфику сложившейся в рамках дела о банкротстве Игоря Дорохова ситуации, а именно, наличие у должника имущества – квартиры в Австралии, которая подлежит включению в конкурсную массу, привлечение финансовым управляющим для исполнения возложенных на него обязанностей австралийской юридической фирмы является в полной мере обоснованной.

«Указанное обусловлено тем, что арбитражный управляющий, осуществляющий свою деятельность в соответствии с законодательством Российской Федерации, не квалифицирован в толковании и знании в целом законодательства иностранных государств, тем более англо-саксонской правовой системы. В этой связи привлечение юридической фирмы, зарегистрированной в Австралии и осуществляющей там консультирование и правовое сопровождение необходимых действий в соответствии с законодательством Австралии, оправдано и приведет к максимальному и положительному результату. Кроме того, необходимо учитывать, что осуществление финансовым управляющим действий, для исполнения которых была привлечена юридическая компания в Австралии, может привести, в том числе, к большим транспортным и иным сопутствующим расходам, связанным с командировками. Соответственно, учитывая все вышеизложенные обстоятельства, изученные судом при принятии решения о привлечении заявленных финансовым управляющим лиц, позиция Арбитражного суда Приморского края является обоснованной.» – Диана Варданян, старший юрист консалтинговая группа РКТ.

Привлечение арбитражным управляющим иностранных юридических фирм для исполнения возложенных на него обязанностей является редкостью, поскольку у большинства банкротом нет имущества, расположенного на территории иностранного государства, указала Диана Варданян. Вместе с тем, процесс привлечения указанных лиц не сильно отличается от привлечения арбитражным управляющим российских организаций или граждан РФ для обеспечения возложенных на него обязанностей.

«Так, п. 3 ст. 20.7 Закона о банкротстве определено, что внешний или конкурсный управляющий вправе привлекать в целях обеспечения исполнения возложенных на них обязанностей в деле о банкротстве лиц, размер вознаграждения которых не может превышать лимит расходов, определяемый в зависимости от балансовой стоимости активов должника. В случае необходимости привлечения внешним или конкурсным управляющим лиц сверх имеющихся лимитов, им необходимо обратиться к суду, рассматривающему дело о банкротстве должника, с заявлением о привлечении лиц сверх установленных Законом о банкротстве лимитов, с указанием конкретного перечня привлекаемых организаций или граждан, обязательств, которые подлежат осуществлению указанными лицами, а также размера их вознаграждения. В рамках обособленных споров суд проверяет возможность внешнего или конкурсного управляющего исполнять обязанности самостоятельно и какой именно положительный эффект может быть достигнут в результате привлечения заявленных лиц. Кроме того, при рассмотрении подобных обособленных споров в рамках дел о банкротстве вправе принимать участие кредиторы должника, которые в случае несогласия с размером вознаграждения, но признающие необходимость привлечения лиц для исполнения возложенных на арбитражного управляющего обязанностей, вправе предложить альтернативные варианты, также подлежащие рассмотрению и оценке судом», - отметила Диана Варданян.

Как определить стоимость услуг иностранных юристов

Определить стоимость услуг можно, собрав несколько коммерческих предложений от иностранных юридических фирм, отметил Антон Батурин. При этом риск оспаривания решений о привлечении иностранных юристов можно снизить, получив предварительное согласие суда на привлечение иностранных юристов.

По словам Дмитрия Волосова, для целей определения стоимости труда иностранных специалистов есть необходимость направить запросы нескольким потенциальным иностранным юридическим фирмам. «Это покажет добросовестность и разумность в действиях арбитражного управляющего при принятии решения в отношении той или иной иностранной юридической фирмой. Кроме того, в расчет нужно брать официальные данные с общедоступных источников о стоимости их услуг», - отметил он.

Азат Ахметов указал, что размер оплаты труда иностранных юристов и экспертов может быть обоснован заключением специалиста об оценке стоимости тех или иных услуг, сравнением рынка с помощью получения, например, коммерческих предложений от различных фирм, использованием различных исследований юридических рынков и стоимости услуг, проводимых рейтинговыми и профильными агентствами.

«В практике имеются случаи постановки оплаты услуг в зависимости от фактического пополнения конкурсной массы. Так, например, в определение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 30.09.2021 по делу № А07-20888/2018 суд указал, что установление платы за услуги привлеченного лица в размере 7% от суммы денежных средств, фактически поступивших на расчетный счет должника, является разумным и обоснованным. При этом размер вознаграждения ООО «Центр права» и возможность фактического его получения будет зависеть от действий сотрудников ООО «Центр права», направленных на скорейшее пополнение конкурсной массы в результате взыскания дебиторской задолженности и оспаривания сделок. Условия договора с ООО «Центр права» направлены не только на получение положительных для должника судебных актов в результате обращения с исковыми заявлениями о взыскании дебиторской задолженности, заявлениями об оспаривании сделок должника, но и на их фактическое исполнение. Суд отметил возможность потенциального достижения положительного экономического эффекта по наращиванию конкурсной массы должника в результате привлечения профильного специалиста в данной области», - отметил Азат Ахметов.

Кроме того, по словам Азата Ахметова, вынесение вопроса о привлечении специалистов на собрание кредиторов и последующее выражение согласия собрания с привлечением специалистов также является фактом, свидетельствующим об обоснованности решения управляющего и повышающим «защищенность» принятого решения, что также отражается в судебной практике.

Источник: PROбанкротство

Следующая запись Суд признал незаконным увеличение заработной платы работнику после банкротства работодателя Читать запись
Использование Cookies
Мы используем cookies, чтобы обеспечить максимальное удобство посетителей и лучшую работу сайта. Сookies — это небольшие файлы, состоящие из букв и цифр. Они сохраняются на вашем компьютере или другом устройстве для сбора информации о пользовании сайтом (в том числе представленными на нем сторонними сервисами). Нажимая «Принять», вы соглашаетесь с использованием cookies, если позже не решите их отключить. Пожалуйста, обратите внимание: при удалении или отключении наших cookies вы можете столкнуться с перебоями или ограничениями работы некоторых функций.
Принимаю Узнать о cookies больше Как удалить cookies