Подождите, идет загрузка...

Пресс-центр

06.12.2020г.

Коронавирус атакует: пострадали и отбились

2020-й - год потрясений для мировой экономики и бизнеса. Прошлой зимой предприниматели не могли даже представить, какие проблемы их ждут. Самоизоляция, ограничительные меры, удаленная работа - всем отраслям пришлось перестраиваться на ходу. Пострадали многие сферы бизнеса, а вслед за своими клиентами - и юррынок. И хотя респонденты предпочитают не откровенничать о своих убытках, ясно, что восстановление будет очень долгим.

По прогнозам Всемирного банка, к концу 2020 году мировая экономика упадет на 5,2%, и эта рецессия станет самой глубокой со времен Второй мировой войны.  А согласно  Прогнозу ООН, экономика уйдет в минус на 4,3%.  Эксперты расходятся в цифрах, но соглашаются: коронавирус негативно скажется на всех сферах. Удар пандемии на себя приняли авиаперевозки, сфера развлечений, туристический бизнес, непродовольственный ритейл, в целом сфера розничных услуг, и так далее. 

За первые полгода пандемии почти в половине компаний произошла оптимизация штата, в среднем она коснулась пятой части сотрудников. Это показало  исследование hh.ru. Согласно опросу, больше трети российских компаний до конца года планировали сократить около 16% сотрудников. Пандемия не могла не затронуть и правовую сферу. 


Пандемия и юрбизнес

Негативные последствия почувствовал самый крупный в мире юррынок, американский. Компания Clio провела исследования и  выяснила, что число новых дел в фирмах США сильно снизилось. Весной до -26%, а летом их количество выросло, но незначительно (до -14% по сравнению с базовым). Отток клиентов сказался и на финансовом благополучии предприятий. Allen & Overy, одна из лучших лондонских юрфирм,  призвала партнеров вносить собственные средства для поддержки компании «на плаву».  Winston & Strawn – компания, входящая в топ-50 американских юридических фирм, – тоже изменила условия денежных выплат. Руководство сократило доход партнёров на половину. О сокращении зарплат акционеров и сотрудников  заявила и другая крупная компания, Baker, Donelson, Bearman, Caldwell & Berkowitz. Ее владельцы не отрицали, что на крайние меры пошли вынужденно, из-за резкого спада общей деловой активности. 

Логично, что и российский юррынок не может себя чувствовать лучше американского. Евгений Шестаков, управляющий партнер фирмы INTELLECT, в апреле  заявил, что число новых обращений снизилось «катастрофически». За «коронавирусный» апрель компания выставила на 85 меньше счетов, чем за такой же месяц годом раньше. Месячная выручка упала на 33%. 

В другой компании заявили, что сотрудники в сложный период «работали с еще большим энтузиазмом», а «свободное время использовали для расширения кругозора». Свободное время было - значит, скорее всего, работы стало меньше.  Но в общем представители рынка, как заведено, предпочитают умалчивать о сложностях. Опрошенные «Право.ru» юристы не решились признаться, что их фирмы потерпели убытки из-за пандемии. 

В целом, конечно, юридическая отрасль не могла не пострадать, делится Андрей Тимчук, партнер КА Delcredere, ведь ее благополучие напрямую зависит от стабильности клиентов. «Если другие отраслям плохо, плохо и юристам», - говорит эксперт.

У всех были не лучшие времена. И нам, как и бизнесу, пришлось учиться работать в условиях пандемии. – Андрей Гольцблат, управляющий партнер (Россия) Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP.


Кто пострадал сильнее?

Дмитрий Штукатуров, председатель МКА Адвокаты и Бизнес, считает, что особенно пострадали небольшие компании, не имеющие запаса прочности. С этим соглашается председатель комитета партнеров АБ Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры Дмитрий Афанасьев: «У крупных игроков сохраняется преимущество за счет бренда, масштаба и глубокой специализации практик». 

«Скажи мне, кто твой клиент, и я скажу, кто ты», - говорит Тимчук. Многие клиенты из пострадавших отраслей экономики - розничной торговли, туризма, сферы развлечений - оказались не в состоянии оплачивать услуги юристов. Сократился спрос со стороны игроков рынка недвижимости, где наблюдается спад как арендной, так и транзакционной деятельности, поделилась Евгения Червец, руководитель московского офиса КА Регионсервис.

«Упал» сектор пассажирского транспорта, в том числе авиа-сообщения, которое снизилось до минимального уровня в условиях закрытых границ. Из-за этого юристы закрывали меньше лизинговых сделок и договоров купли-продажи в авиации.

Юристы отмечают, что пострадали направления бизнеса, ориентированные на зарубежные компании. Количество инвестпроектов, проектов в области таможенного права существенно снизилось. Пострадали практики, направленные на сопровождение сделок слияния и поглощения – M&A. Бизнес решил приостановить уже имевшиеся проекты и не спешит начинать в новые в период неопределенности. А рынок M&A пострадал от дефицита ликвидности и закрытых границ, считает Червец.

Но главными «жертвами» пандемии стали граждане и малый бизнес, соответственно, пострадали юрфирмы, которые их обслуживали, рассказал Тимчук. Олег Барашков, советник КА Регионсервис, отметил, что определенное конкурентное преимущество имели многопрофильные юрфирмы. Некоторые практики стали более популярны, другие «просели». Компании с широким перечнем отраслей могли оперативно сориентироваться и усиливать самые востребованные. Например, АБ Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры, по словам председателя комитета партнеров Дмитрия Афанасьева, сократило неэффективные практики(он не уточнил, какие именно). Другие дело, говорит Барашков, если, например, юрфирма специализируется на обслуживании собственника недвижимости. Он потерял доход, сократил расходы на правовое сопровождение, и, в свою очередь, юрфирма серьезно потеряла в деньгах. 

В период локдауна  просели все практики юрфирм. В связи с закрытием судов, остановкой выездных проверок, введением моратория на банкротства, все ключевые направления нашей деятельности были по сути своей заблокированы. Но до конца года нам удалось не просто набрать обороты, но даже выполнить все запланированные финансовые показатели. Рустам Курмаев, управляющий партнер ЮФ Рустам Курмаев и партнеры.

Артем Кукин, партнер Инфралекс, считает, что многое зависело от того, в каком состоянии компания находилась к моменту кризиса. В сложной ситуации оказались фирмы, где не была налажена работа с клиентами.  Кукин отметил, что в ряде случаев они начинали проекты, что называется, «на доверии», учитывая предыдущий успешный опыт сотрудничества с контрагентом. Продолжает Барашков: «Значительно сложнее стал диалог с потенциальными клиентами. Понятно, что они будут обращаться к внешним консультантам только в крайнем случае».


Сокращать расходы

Опрос «Право.ru» показал, что четверть юристов во время ограничительных мер остались без работы. И около половины всех респондентов признали, что у них по-прежнему много текущих задач (51%). То есть у остальных работы стало меньше. Доходы юристов тоже уменьшились, свидетельствуют результаты майского  опроса «Право.ru».  Лишь каждый третий (33%) респондент за апрель заработал столько, сколько обычно. 24% получили немного меньше, чем обычно. 18% - значительно меньше. Об урезании зарплат и сокращениях собеседники «Право.ru» не говорили. Но те, кому удалось сохранить весь штат в сложные времена, были, конечно, этому рады: ведь спрос постепенно восстанавливается, и не надо будет набирать сотрудников вновь.

Другая весомая статья расходов в консалтинге - аренда офиса. Уменьшить плату за помещение, например, удалось компании Содружество Земельных Юристов. Фирма получила отсрочку оплаты за два месяца до конца года. Но не всегда арендодатели шли навстречу. Так, Шестаков  рассказал, что в апреле удалось получить скидку для всех восьми офисов «Интеллекта», но в мае один из владельцев помещения не согласился продлить специальные условия. Из этого офиса фирма съехала. 


COVID-19 и ограничения

Тимчук отмечает: очевидно, «судебники» особенно пострадали во время закрытия судов. С 18 марта по 12 мая они рассматривали практически только безотлагательные дела, например, об избрании или продлении меры пресечения. В это время юристы практически остались без работы, занимались подготовкой к спорам или подключались к другим отделам. 

Дмитрий Гречко, руководитель практики «Уголовно-правовая защита бизнеса» КА Регионсервис считает, что на первоначальном этапе и сами суды не были готовы к резкому изменению режима работы и функционирования системы правосудия. Постепенно система адаптировалась к новым ограничениям: в залах обязали надевать маски и перчатки, а на входе в здание начали измерять температуру. Но соблюдать социальную дистанцию - проблема в узких коридорах судов. 

Юристам стало сложнее встречаться с доверителями в СИЗО. Количество мест для свиданий из-за пандемии сократилось в несколько раз. Гречко говорит, что если до карантинных мер в следственном изоляторе Кемерово таких мест было 25, то теперь всего 8. Приходится выжидать очередь. 

По словам Барашкова, в начале пандемии юристы надеялись, что режим самоизоляции закончится к лету,  но сейчас ясно, что даже после конца пандемии и снятия ограничений юридические компании будут долго выходить из кризиса.

Несложно расти на растущем рынке. На падающем - труднее. Нужно постоянно быть лучше конкурентов, то есть это постоянный вызов. – Андрей Тимчук, партнер КА Delcredere.

Источник: Право.ru

Следующая запись Адвокаты Коллегии «Регионсервис» журналу FORBES о ключевых правовых новеллах двух десятилетий Читать запись
Использование Cookies
Мы используем cookies, чтобы обеспечить максимальное удобство посетителей и лучшую работу сайта. Сookies — это небольшие файлы, состоящие из букв и цифр. Они сохраняются на вашем компьютере или другом устройстве для сбора информации о пользовании сайтом (в том числе представленными на нем сторонними сервисами). Нажимая «Принять», вы соглашаетесь с использованием cookies, если позже не решите их отключить. Пожалуйста, обратите внимание: при удалении или отключении наших cookies вы можете столкнуться с перебоями или ограничениями работы некоторых функций.
Принимаю Узнать о cookies больше Как удалить cookies