Подождите, идет загрузка...

COVID-19. Правовая защита бизнеса

 

15.01.2021г.

Конституционный суд дал разъяснения по обоснованности ограничений свободы передвижения граждан для борьбы с эпидемией COVID-19.

Ограничения свободы передвижения в связи с мерами против COVID-19 стали острым и актуальным правовым вопросом последнего времени. Недавно по этому поводу появились разъяснения одной из высших судебных инстанций: речь идет о Постановлении Конституционного Суда РФ от 25.12.2020 N 49-П.

Коллегия адвокатов «Регионсервис» публикует обзор правовых позиций, высказанных Конституционным Судом в данном Постановлении.

Обстоятельства, послужившие причиной обращения в Конституционный Суд, заключались в следующем.

Нормами Постановления Губернатора Московской области от 12 марта 2020 года N 108-ПГ (в редакции Постановления Губернатора Московской области от 21 апреля 2020 года N 204-ПГ) была установлена обязанность граждан не покидать места проживания (пребывания) за исключением некоторых оснований для передвижения (угрозы жизни и здоровью, в ряде случаев следования к месту работы и так далее). Такие ограничения, применявшиеся в разных субъектах России можно обозначить широким термином «локдаун». Конституционный Суд также использовал этот термин в декабрьском Постановлении.

В связи с тем, что гражданин из подмосковного города Протвино нарушил эти обязанности и оказался в общественном месте, был составлен протокол об административном правонарушении. Дело попало в городской суд, тот обратился в Конституционный Суд для проверки постановления Губернатора в части данных обязанностей, ограничивающих свободу передвижения. Конституционный Суд обозначил несколько правовых позиций:

1. Ограничения свободы передвижения являются соразмерными и соответствуют Конституции.

Конституционный Суд указал, что «жизнь человека является высшей конституционной ценностью, без которой реализация гражданских, экономических, социальных и иных прав становится во многом бессмысленна», и поэтому для борьбы с эпидемией свобода передвижения может ограничиваться.

В случае мер, введенных в субъектах России, требование соразмерности из ч.3 ст.55 Конституции соблюдено: прежде всего потому что в том же нормативном акте закреплены разумные исключения из правила о запрете покидать место проживания (для обращения за экстренной медицинской помощью, при угрозе жизни и здоровью, для следования к ближайшему магазину продуктов и так далее). «Эти исключения не содержат в себе признаков социальной и иной дискриминации и основаны на рациональном понимании объективных жизненных потребностей граждан и общества, что также свидетельствует об их конституционно-правовой допустимости.».

Также Конституционный Суд отметил, что о соблюдении критерия соразмерности ограничений свидетельствует изменение ограничительных норм «по мере изменения обстановки (в том числе обретения органами государственной власти большего понимания характера и условий распространения ранее неизвестного заболевания), а также оперативного создания новых управленческих инструментов». В качестве примеров такого оптимального реагирования на ситуацию высшей судебной инстанцией были приведены цифровые пропуска в Московской области и разрешение гражданам заниматься физкультурой и спортом на открытом воздухе.

2. Интересы защиты жизни и здоровья граждан при определенных обстоятельствах могут преобладать над ценностью реализации иных прав и свобод, а право на свободу передвижения по своей природе не является абсолютным.

Конституционным Судом были даны важные разъяснения по иерархии конституционных ценностей. Во-первых, в конкретной ситуации эпидемии COVID-19 было решено, что защита жизни и здоровья граждан как более значимая конституционная ценность требовала оправданных ситуацией ограничительных норм: «отсутствие правового регулирования, адекватного по своему содержанию и предусмотренным мерам чрезвычайной ситуации, угрожающей жизни и здоровью граждан, притом что такая угроза реальна и безусловна, не может быть оправданием для бездействия органов публичной власти по предотвращению и сокращению случаев наступления смертей и тяжелых заболеваний.».

Во-вторых, было дано прямое указание на то, что право на свободу передвижения по своей природе не является абсолютным. Учитывая ссылку, которая была сделана после этой формулировки ( ч.3 ст.55 Конституции, ст.1 и 8 Закона «О праве граждан на свободу передвижения»), речь идет именно об указании на место свободы передвижения в конституционной иерархии ценностей, а не, например, об ограничении статуса свободы передвижения как нематериального блага ( ст. 150 ГК РФ).

3. Органы государственной власти субъектов не выходят за пределы полномочий, принимая в условиях COVID-19 меры по ограничению свободы передвижения.

По данному вопросу Конституционный Суд не нашел выхода органов государственной власти субъектов за пределы полномочий. Он указал, что федеральный законодатель подтвердил право вводить ограничения на уровне субъектов, и данный шаг был оправдав, поскольку в условиях эпидемии введение мер на уровне субъектов является более эффективным.

Интересной представляется формулировка о пределах, в которых должны были осуществляться меры по борьбе с COVID-19 на уровне субъектов: «В свою очередь, органы власти субъектов Российской Федерации, участвуя в рамках единой государственной политики в данных отношениях, были вправе предусмотреть адекватные способы эффективного решения возложенных на них задач с учетом территориального и временного характера их действия, не допуская при этом несоразмерного ограничения конституционных прав и свобод граждан.».

4. Нормы, ограничивающие свободу передвижения, не являются исчерпывающим регулированием в части привлечения граждан к административной ответственности. Правоохранительные органы и суды вправе учитывать более широкий круг обстоятельств, дающих уважительную причину для выхода из места проживания (пребывания).

Конституционный Суд отметил, что неоправданное привлечение граждан к административной ответственности, когда есть уважительные причины для несоблюдения ограничений, или если правоохранительные органы работают слишком формально, должно ограничиваться через нормы КоАП РФ.

В качестве основания для защиты граждан в таких случаях был указан институт крайней необходимости: «Так, согласно положениям данного Кодекса не является административным правонарушением причинение лицом вреда охраняемым законом интересам в состоянии крайней необходимости, т.е. для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или других лиц, а также охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и если причиненный вред является менее значительным, чем предотвращенный вред ( статьи 2.7 и 24.1).».

Вместе с тем нужно отметить, что Конституционный Суд не указал на возможность освобождения от ответственности по малозначительности административного правонарушения ( ст.2.9. КоАП РФ). Поэтому, если для ссылок на крайнюю необходимость появилось сильное обоснование, по поводу возможности защищаться в административном разбирательстве через малозначительность остаются вопросы.

*Данный материал подготовлен исключительно в информационных и/или образовательных целях и не является юридической консультацией или заключением. Коллегия адвокатов «Регионсервис», ее руководство, адвокаты и сотрудники не могут гарантировать применимость такой информации для Ваших целей и не несут ответственности за Ваши решения и связанные с ними возможные прямые или косвенные потери и/или ущерб, возникшие в результате использования содержащейся в данных материалах информации или какой-либо ее части.


Использование Cookies
Мы используем cookies, чтобы обеспечить максимальное удобство посетителей и лучшую работу сайта. Сookies — это небольшие файлы, состоящие из букв и цифр. Они сохраняются на вашем компьютере или другом устройстве для сбора информации о пользовании сайтом (в том числе представленными на нем сторонними сервисами). Нажимая «Принять», вы соглашаетесь с использованием cookies, если позже не решите их отключить. Пожалуйста, обратите внимание: при удалении или отключении наших cookies вы можете столкнуться с перебоями или ограничениями работы некоторых функций.
Принимаю Узнать о cookies больше Как удалить cookies